Перейти к содержимому


Фотография

BBC World Service


  • Закрытая тема Тема закрыта
В теме одно сообщение

#1 Иосиф

Иосиф

    Ветеран симов

  • Администраторы
  • 317 сообщений

Отправлено 08 июля 2020 - 17:22

1280px-BBC_World_Service_red.svg.png



#2 Иосиф

Иосиф

    Ветеран симов

  • Администраторы
  • 317 сообщений

Отправлено 22 июля 2020 - 10:02

30 сентября 1991 года

Далее в нашем радиоэфире вы сможете услышать запись интервью с одним знаменитым украинским политиком, который согласился дать его BBC World Service еще в начале сентября, но из-за чрезвычайных событий в России мы смогли выпустить его только сейчас. Желаем всем приятного прослушивания и встретимся снова уже после занимательной беседы Энтони Суонсона.

 

Энтони Суонсон: Здравствуйте, вы слушаете BBC World Service и с вам снова я Энтони Суонсон. В сегодняшнем интервью мы побеседуем с очень знаменитым у себя на родине политике и представителе либеральных сил. Возможно вы даже слышали его фамилию у нас здесь на ВВС или смотрели репортажи на World News, где он фигурировал. Давайте поприветствуем спикера парламента Украины, Леонида Кравчука. Здравствуйте Леонид. Рад выразить благодарность, что вы согласились на это интервью.

 

​Леонид Кравчук: Скорее для меня такая честь что я смог попасть к вам на эфир. Честно говоря я до сих пор не верю в то что я нахожусь у вас в студии, ещё бы пару лет назад на родине меня бы моментально объявили врагом народа, но сейчас в свободное время я могу спокойно дать вам интервью и не бояться что рука кремля меня достанет.

 

Э.С.: Да, это просто прекрасно, что ваша страна наконец-то пришла к свободе слова и мы можем просто так сидеть в этой прекрасной студии, разговаривая обо всех темах, которые могли бы быть под запретом еще 10 лет назад. Перейдем же к вопросам. Первый и думаю крайне важный вопрос, который волнует людей не только в Британии и США, но скорее всего и во всем мире. Ваш ядерный потенциал. Для никого не секрет, что Украина обладает сильной атомной промышленностью, доставшуюся ей от Советского Союза, а ядерные боеголовки, находящиеся в вашем распоряжении, скромно оцениваются западными правительствами, как более 3.000. Как вы будете распоряжаться со своим потенциалом и готова ли современная Украина стать восьмым членом Ядерного клуба, вместе с Белоруссией и Казахстаном? Стоит ли опасаться Западной Европе вас?

 

Л.К.: Конечно же нет у Украины нету территориальных претензий к соседним державам и мы хотим иметь исключительно мирные и добрососедские отношения с нашими соседями, думаю что вопрос украинского ядерного арсенала будет решаться вместе со странами членами ядерного клуба, думаю оптимальным вариантом для всех сторон было бы присоединение Украины к ДНЯО и сокращение ядерного арсенала в несколько раз. Но если потребуется Украина готова вступить в ядерный клуб как 8 член и стать гарантом мира в восточной Европе в такое неспокойное время.

 

Э.С.: Простите, "сокращение"? Не "разоружение", а "сокращения", я правильно перевожу? Хватит ли у вашей республики средств и специалистов, что бы обслуживать такое огромное количество ядерного боезапаса? В Европе никто бы не хотел, что бы, знаете, какая-нибудь бомба случайно упала с ржавых рельс или случилась авария в шахте пуска и произошел мощнейший взрыв. Мощнее даже чем в Чернобыле. Думаю на Украине люди этому тоже не были бы рады. 

 
Л.К.: Да вы все правильно перевели, у Украины хватит сил и средств на содержание небольшого ядерного арсенала, конечно все это ещё будет обговорено с участниками ядерного клуба более детально, однако моя позиция в этом вопросе такова.
 
Э.С.: Это... довольно неожиданное и смело заявление для Украины. Вы не боитесь этим испортить отношения с США и Великобританией? Не говоря уже о России? 
 
Л.К.: Переговоры с США и Великобританией ещё нам предстоят и мы надеемся что они пройдут в конструктивном и положительном ключе и окончиться положительно для обеих сторон, для Украины прежде именно твердые гарантии ее независимости будут иметь первостепенную важность, мы конечно не настаиваем на ядерном статусе и готовы от него отказаться если будут твердые и четкие гарантии территориальной целостности Украины со стороны Запада и России.
 
Э.С.: Я конечно не могу говорить с точностью за наше правительство, но думаю Британия будет одной из первых стран, которая станет гарантом для вашей республики. Однако давайте поговорим еще немного о военной сфере. Не так недавно вы подчинили себе все военные округа находящиеся на территории страны, а также заявили о притязаниях на черноморский флот. Это начало независимых Вооруженных сил Украины, я полагаю? И если да, то почему вы это сделали? Ведь тем самым вы заявляете о преемственности Украинской ССР. К примеру балтийские республики отказались от Прибалтийского военного округа, сославшись на преемственность их первых республик и желание выстроит собственную армию с нуля. К тому же я так понимаю современная советская армия сейчас в не самом хорошем положении.
 
Л.К.: Мы не отрицаем свою преемственность от УССР иначе нам бы пришлось и отказаться и от места в ООН, данные воинские подразделения находятся на территории Украины и они должны подчиняться прежде всего не центральному правительству в Москве, а именно Киевскому министерству обороны, так как мы не хотим повторения трагичных событий Вильнюса 1991 и Тбилиси 1989 когда армия подчинялась центру и это довело до невинных смертей, также армия это элемент любого суверенного и независимым государством коим Украина хочет стать. Поэтому без армии всякий разговор о независимой Украины не имел смысла.
 
Э.С.: Значит вы больше хотите ассоциировать свое государство с Красной Украиной, нежели с Украинской Народной Республикой, боровшейся за свою независимость в начале 20 века?
 
Л.К.: Нет я считаю что наша Украина будет из себя представлять синтез лучшего из УНР, то есть ее демократические институты и лучшее от УССР, например социальную систему.
 
Э.С.: Чтож, это довольно интересно. Перейдем пожалуй лично к вам. Вы, член коммунистической партии с 1958 года, работали в отделе агитации и пропаганды КПУ, а также заведовали в отделе идеологии. Скажите, как такой человек, прожженный коммунист вроде бы, пришел к либеральным идеям и принял Акт о провозглашении независимости?
 
Л.К.: Ну как вы знаете я родился на Западе Украины в Ровенской области, меня с самого малечку воспитывали в украинских традициях и поэтому украинский дух всегда был в глубине моей души, однако поистине переломный момент произошел во время перестройки, так как она оголила все проблемы СССР показала какой он не стойкий и как коммунистическая идеология выдохлась и тогда я понял что коммунизм просто напросто не функционирует. У советской системы есть свои плюсы, но эта излишняя бюрократизация убила ее и сейчас мы видим ее агонию.
 
Э.С.: Но вы ведь выступали в советское время за единый и неделимый СССР вместе с Украиной, а теперь являетесь сторонником независимости своей республики. Вам не кажется, что это наглое изменение своих взглядов в зависимости от смены политической ситуации? Многие украинские коммунисты назвали бы вас предателем, а националисты пособником красной Москвы.
 
Л.К.: Ну как сказал один мудрец, только глупец не изменяет своих взглядов, после августовского путча в Москве ситуация изменилась координально, теперь СССР находится в агонии и я не вижу путей для его спасения, поэтому опция с независимостью Украины остаётся одной единственной возможной.
 
Э.С.: Ага. Значит если бы Советский Союз еще как-то бы барахтался во всей этой ситуации, то вы бы воспользовались возможностью и кинули бы ему "спасательный круг", пренебрегая возможностью независимой Украины?
 
Л.К.: Если бы украинцы могли жить достойно в достатке и были бы довольны жизнью в составе СССР я бы выполнил их волю, я же простой слуга народа, я же не какой то диктатор чтобы брать и вести народ за собой. Поэтому какова будет воля украинцев таково будет и мое решение.
 
Э.С.: А украинцы были довольны проживанием в Советском Союзе в 60-х, 70-х годах?
 
Л.К.: Да в то время уже тоталитарный гос аппарат открутил гайки и украинцам дали некоторую свободу и думаю многих из моих соотечественников удволетворяло членство в СССР сейчас же ситуация координально поменялась и об этом нужно помнить.
 
Э.С.: Стойте, стойте, вы считаете, что простые украинцы были довольны диктатурой одной партии, тотальной цензурой и притеснением их национальных достоинств, как язык и память о предках?
 
Л.К.: Ну во первых предлагаю уточнить, что очевидно что в мире не было исключительно черного и исключительно белого. УССР это ярчайший пример данного правила, для многих людей в советское время к сожелению палка колбасы была важнее национальной гордости и свободы слова, это грустно признавать но таковой была реальность в 70 годах, также важно отметить что советская машина пропаганды давала свои плоды многие из моих соотечественников жили в омуте неведения и было полностью под контролем Московских пропагандистов.
 
Э.С.: Это чрезвычайно интересный ответ, мистер Кравчук. Вы не стараетесь говорить только о плохих чертах Советской Украины. Не делите все на черное и белое, как к примеру балтийские лидеры. Но пожалуйста дайте сейчас четкий ответ "ДА" или "НЕТ". Чисто ваше мнение, как украинца, а не политика и бывшего члена КПСС. Считаете ли вы, что в период 1921–1991 гг. Украина находилась под советской оккупацией?
 
Л.К.: У Балтийских лидеров немного другая ситуация. У них была своя независамая 20 летняя история поэтому в их случаи термин оккупация как нельзя подходит. В случаи УССР  я считаю данный термин несколько не корректным и коротко говоря, нет я не считаю что Украина была под оккупацией СССР, но отстутствие оккупации не отменяет того что режим по скотски относился к украинцам во время сталинизма.
 
Э.С.: Думаю ваше мнение будет интересно услышать для украинской общественности, однако мы немного отклонились от темы. Буквально вчера вы объявили, что выборы президента Украины пройдут совместно с референдумом о независимости республике. Я так полагаю, что вы выдвинитесь кандидатом в президенты?
 
Л.К.: Да, я планирую стать кандидатов в президенты Украины.
 
Э.С.: Вы уже знаете, кто ваши соперники?
 
Л.К.: Ещё нет, но думаю что пан Чорновил.
 
Э.С.: Да, всего пару часов назад нам поступила информация, что о своем выдвижение объявили мистер Черновол и мистер Лукьяненко. Знакомы ли вы с ними и как относитесь к своим оппонентам?
 
Л.К.: Я уважаю их обеих и считаю что они достойные оппоненты.
 
Э.С.: Хм. Довольно короткий ответ. Впрочем ладно. Давайте немного по-воображаем. Представьте, что 1 декабря этого года все же вас избрали подавляющим числом голосов, как первого президента Украины. Какой вы видите республику через пять лет, к окончанию срока? Какие отношения установите с Соединенным Королевством и США?
 
Л.К.: Я вижу Украину как эдакую Францию восточной Эвропы, то-есть как богатую демократическую страну где права каждого человека защищены законом. Отношение с США и Великобританией будут крайне дружественными, так как наши страны будет объединять одна идея мирной Европы и либеральные ценности.
 
Э.С.: А ваша политика по поводу НАТО будет какой? Более нейтральной или же вы попытаетесь присоединиться к альянсу?
 
Л.К.: Я думаю что это слишком далекая перспектива,однако сотрудничество с НАТО обязательно будет, еще не знаю в каком формате это будет однако я считаю что модернизация ВСУ по натовскому образцу было бы хорошим решением.
 
Э.С.: Как же вы тогда собираетесь строить отношения с Россией? Ельцин вас не будет ревновать к "Западу"? 
 
Л.К.: Я думаю Борис Николаевич подойдет с пониманием и будет уважать демократический выбор Украинцев, тем более что мы  никуда от России не можем уйти далеко из-за географических причин и близкого культурного родства.
 
Э.С.: Вы не страшитесь, что когда-то Украину могут поставить перед выбором? Либо Россия, либо США. Случись это при вашем возможном президентстве, как бы вы поступили?
 
Л.К.: Я думаю что такого вопроса ребром никогда не будет стоять перед Украиной и ее народом, та и я сам не могу решать за мнение всей страны поэтому вероятнее всего я бы провел референдум и спросил мнение народа по данному поводу.
 
Э.С.: Но вы же понимаете, что нельзя проводить в любой непонятной ситуации референдум? Да, это очень хорошо, когда правительство спрашивает у народа мнение, но ведь и сама власть не должна быть беззубой пленницей постоянных плебисцитов. Президент должен обладать своим мнением и твердой волей, дабы его страна не канула в историю. К примеру Фолклендская война, когда Аргентина вторглась на территории Соединенного Королевства в Атлантике в 1982 году. Тогда же Маргарет Тэтчер не спрашивала у людей хотят ли они защищать эти далекие острова или нет. Она отправила туда британские войска.
 
Л.К.: Ну тут вопрос именно территориальной целостности, конечно если агрессор вступить на украинскую землю ему мы дадим достойный, однако например вопрос членства Украины в НАТО или в российском аналоге если таковой будет нужно будет уже выносить на народное голосование. Лично моя позиция такова что Украина должна держать баланс во внешней политике и вести многовекторную политику.
 
Э.С.: Значит вы больше будете склонятся к Шведскому или Швейцарскому образу внешней политик? Абсолютный нейтралитет без каких либо предпочтений. Однако, простите, но позволит ли это вам сделать геополитическое положение. Украина и Россия почти всю историю были вместе и кажется, но большая восточная страна может легко влиять на ваш вектор развития в иностранных делах. Причем отклоняя его от западного. Что скажите?
 
Л.К.: Ну я  считаю более корректный пример это  Австрия. Страна которая в разгар холодной войны смогла сохранить свою независимость и  нейтральность, хотя также есть достаточно сильный и культурно близкий сосед коим является ФРГ, поэтому я надеюсь что до прямого вмешательства во внешнею и внутреннею политику с любой стороны хоть с востока хоть с запада хоть с севера хоть с юга не дойдет.
 
Э.С.: Довольно оптимистический подход, что скажите? 
 
Л.К.: Ну мы украинцы люди по своей натуре оптимистичны, поэтому я считаю что всегда нужно надеяться на лучшее но готовиться к худшему.
 
Э.С.: Ладно... а если смотреть в экономическую сферу, то было бы интересно узнать ваше мнение на счет Европейского Экономического Сообщества. Обретя независимость, Украина попытается в него войти и интегрироваться в общеевропейскую рыночную экономику? Или вы больше расположены на русский рынок с которым вас связывают сильные узы?
 
Л.К.: Украина безусловно желает интегрироваться в обще европейский рынок, однако не сейчас. Сейчас наша экономика нуждается в изменениях и модернизации и вот после этого я считаю уместным обсуждать евроинтеграцию.
 
Э.С.: Довольно логичное решение, согласен. Сначала придти к рыночной экономики и модернизировать ее, а потом решать такие вопросы. Кстати на счет нее, что вы сделаете в свои первые 100 дней президентства с экономикой, если победите 1 декабря? Будет ли наблюдаться спад из-за резких смен систем?
 
Л.К.: Ну мы стараемся идти не по польскому сценарию шоковой терапии вместе этого мы идем по более умеренному пути программы 500 дней, может быть слышали. А вот если взять  в общем ситуацию то конечно сначало очевидно будет трудно, так как перестроить экономику направить ее на рыночные рельсы это очень тяжелое испытания для любой страны, но я надеюсь Украина с ним справиться.
 
 Э.С.: Программа 500 дней? Да, я что-то слышал о ней. Если не ошибаюсь ее разработал русский экономист, Григорий Явлинский, однако она так и не была внедрена в СССР? Могли бы вы рассказать нашим слушателям более подробнее об этой реформе?
 
Л.К.: Данная программа заключается в поэтапном переходе на рыночные рельсы. Сначало идёт приватизация мелкой собственности по типу квартир и т.д в руки граждан. Это пфроисходит в первые сто дней, затем программа переходит на следущий этап то есть либерализация цен и это занимает следующие 150 дней. Затем идёт стабилизация рынка которая занимает ещё 150 дней. И после этого идёт заключительный этап то есть подъем.
 
Э.С.: Да, с этой стороны программа очень последовательная и ставить перед собой определенные пункты, которые надо достигнут со временем, но что вы скажите о сроках? Неужели стране, которая находилась на рельсах командно-административного типа экономических отношений и развития целых 70 лет будет достаточно всего 500 дней, что бы встать на путь рынка и влиться в международные торговые связи, да еще и пойти на подъем?
 
Л.К.: Ну перестройка фактически начала данный процесс, а первые элементы рынка были еще после реформы Косыгина поэтому некоторые элементы рынка у нас уже есть.  Конечно будут определенные трудности, но иного пути просто нету сейчас я вам скажу что плановая экономика в СССР фактически мертва и без перехода на рынок мы не вылезем из этой ямы.
 
Э.С.: А есть ли у вас план В, на случай если ваша программа провалится? Случится тяжелая экономическая регрессия, спад ВВП и зарплат? Я ведь так понимаю, что ваши предприятия сейчас во многом заточены на оборонную промышленность, которая в таких больших объёмах не понадобится Украине более. Да и у вас есть немаленькая проблема с Чернобылем, куда вы явно будете вынуждены выделять крупные финансовые средства уже вместо Москвы. Уровень же коррупции в вашей республике, также оставляет желать лучшего. 
 
Л.К.: Я считаю что украинская оборонительная промышленность должна быть переведена на гражданские рельсы, а те которые не возможно будет перевести будут  работать уже на украинскую армию, по поводу плана В да конечно данный имеется однако пока что он еще на стадии разработки и считаю не уместным сейчас говорить о нем. Чернобыль это больная тема не только для Украины, но это тяжелый вопрос для всего мира, поэтому мы расчитываем на поддержку наших партнеров в данном вопросе.
 
Э.С.: На счет Чернобыля вы абсолютно правы и мы конечно же надеемся, что западное сообщество поможет вам с этой проблемой, но все же... предполагая совсем плохой сценарий, где вы окажитесь с Чернобылем один на один, что вы будете делать в таком случае? 
 
Л.К.: Ну в таком тяжелом случаи мы сохраним ту ситуацию, которая сложилась сейчас.  Зона отчуждения будет сохранена также мы займемся постепенной дезактивацией зараженной техники  и ее утилизацией. Также  мы будем заниматься проектированием нового саркофага который бы уменьшил общий радиактивный фон излучаемый разрушенным реактором.
 
Э.С.: Кончено это минимальные действия, но думаю они под силу молодой и развивающейся республике.  Хотелось бы еще немного поговорить о вашей национальной политике. Какой она будет? Насколько мне известно, сейчас на Украине проживает довольно большое количество русскоязычных людей. В основном на востоке страны и в Крыму. Да и рядовые украинцы довольно хорошо знают этот язык. Будет ли культурная автономия и второй государственный язык в республике или вы более сконцентрированы на проукраинской национальной политике?
 
Л.К.: Ну как по мне это замечательно когда люди знают два или более языков, но все таки я считаю что все граждане Украины должны знать украинский язык на приемлимом уровне и поэтому конечно украинский язык как государственный язык должен иметь свои привилегии по отношению к русскому или иному языку, однако это не исключает факт того что русский или любой другой язык не сможет получить статус регионального языка, однако именно о русском как об втором государственном языке речи и быть не может. Я считаю что вопрос языка должен более детально решаться на местном уровне местными властями.
 
Э.С.: Значит вы более склонны к культурной автономии регионов? А что скажите на счет более политической автономии? К примеру создать из республики федерацию с украинским западом, русским востоком и нейтрально-национальным центром?
 
Л.К.: Украина не имеет в своей истории основы к какой либо федерализации в той или иной форме, культурная автономия может быть, однако политическая  точно нет. Такая федерализация приведет Украина только развалу. Единственная политическая автономия которая может быть это Крым, так как он и вправду отличается от всей Украины, но такой формат который вы назвали не возможен.
 
Э.С.: Тем не менее предположим, что в вашей республике прошел, так вами любимый, плебисцит и народ высказался за федерализацию страны. Как же поступите вы, как президент, постараетесь прислушаться к голосу людей и начать процесс по реформированию республики или все же попытаетесь его не исполнять? 
 
Л.К.: Нет ну конечно если таковой была  бы воля народа то я бы не осмелился бы пойти против нее, однако такой сценарий не возможен так как в Украине нет оснований к федерализации.
 
Э.С.: Ранее вы упомянули Крым, как область где политическая автономия от Киева вполне возможна из-за отличительных черт. Можете прояснить как именно этот полуостров отличается от остальной Украины, что бы вы обратили на него внимание отдельно?
 
Л.К.: Ну во первых это очень разнородный этнический состав, в Крыму проживают помимо славянских народов также есть крымские татары которые активно сейчас возвращаются туда, также Крым относительно недавно стал украинским и в нем еще виден след именно русскости  если  так можно выразиться. Ну и конечно это географическое местоположение так как Крым даже географически отделен от всей Украины, то ему необходима какая-то форма политической автономии.
 
Э.С.: Да, кстати, говоря на счет крымских татар. Все мы знаем их печальную историю начиная с широкого переселения этого народа из Крыма в Турцию после одноименной войны в середине XIX века и заканчивая сталинской массовой депортацией народа с полуострова, что практически погубило крымско-татарскую культуру там. Будет ли оказывать новая республиканская власть помощь возвращающимся людям и реабилитирует ли их? Вернутся ли отобранные советской властью земли и собственность в руки депортированных? Есть ли какие-то планы на создание мемориальных комплексов в память о страшных событиях 1944 года? 
 
Л.К.: Конечно трагедия крымско-татарского народа будет увековечена нами, крымские татары являются коренным населением Крыма и они получат закрепленный юридически данный статус, по поводу собственности на данный момент у нас еще нет однозначного ответа так как их земли были фактически колонизированы русскими которые активно переселялись в крым, но какая-то форма компенсации  будет предусмотрена.
 
Э.С.: Могут ли рассчитывать эти люди на создание Крымской автономной республики в составе Украины и наделении их языка статусом регионального на полуострове? Будут ли сохранятся их потребности и терпимость в вере? Ну знаете постройка мечетей, свободное проведение их праздников и пресечение всякой нетерпимости к нации и исламу в гос. учреждениях с местами работы? Или вы больше настроены на разработку отношений с русскоязычными обывателями Крыма, а крымским татарам просто даруете культурную автономию? 
 
Л.К.: Как я говорил Крым это очень многонациональная часть Украины поэтому мы будем искать баланс между русскоязычным населением Крыма и крымскими татарами, в Крыму будет три языка то есть русский, украинский и крымско татарский.
 
Э.С.: Но будет ли Крым превращен в автономную республику для политической свободы действий там или вы против такого варианта? 
 
Л.К.: Скажу коротко я за
 
Э.С.: Чтож ладно. Немного слов об религии в вашей республике. Как всем известно Украина является в основном православной страной с очень красивыми храмами построенными в XIX веке. Но многие десятилетия республика была подвержена влиянию атеистической пропаганды и законов идущих из Москвы, а также происходили гонения на церковнослужителей. Многие священники сложили свои головы в первые 30 лет советской власти на Украине, а величественные храмы разрушались и превращались в различные музеи с обсерваториями. Что же теперь будет делать новая независимая украинская власть с православием на территории республики? Поддержите и реабилитируете церковь или ограничитесь введением светскости с свободами для верующих?
 
Л.К.: Я считаю что церковь, которая веками была важным элементом в жизни украинцев, нельзя было просто взять и выкинуть за какие-то 70 лет. Поэтому мы займемся реабилитацией и восстановлением Украинской православной церкви. Как только мы решим первостепенные экономические вопросы мы займемся восстановлением и реконструкцией старинных церквей и постройкой новых. Также важным вопросом остается церковная независимость от Московского Патриархата и поэтому мы рассматриваем вариант с получением широкой церковной автономии от Москвы либо же даже формирование собственного Киевского Патриархата.
 
Э.С.: Думаю украинские православные верующие вас поддержат и будут очень рады восстановлению церквей и духовности в республик в общем. Правда вы не считаете, что это слишком оптимистично считать, что Московский патриархат даст вам автономию или вообще разрешить создать Киевский патриархат? Как ни как Украина была вотчиной московских патриархов многие столетия. С XVII века, если я конечно не ошибаюсь. Да и не приведет ли отделение церквей к политизации этой сферы жизни и накалу страстей?
 
Л.К.: Ну конечно нам бы не хотелось того чтобы церковь использовали в  политических целях, однако мы бы и не хотели чтобы Москва влияла на нас через церковь так как это будет грубейшее нарушение нашего суверенитета, поэтому без украинской церкви которая была бы независимой мы не можем говорить о  независимой Украине.
 
Э.С.: Какова вероятность того, что Москва попытается влиять на вас через православную церковь? 
 
Л.К.: Данная вероятность есть всегда, но также это зависит от того кто будет править в Москве. Я уверен в том что Борис Николаевич не будет использовать такие грязные методы, однако нужно быть готовым на различные сценарии, как гласила римская поговорка "Хочешь мира готовся к войне" поэтому  необходимо иметь свою церковь дабы быть уверенным в том что такое давление никогда не произойдет 
 
Э.С.: Но разве такими действиями вы наоборот не показываете свою враждебность к Москве и косвенно заставляете Ельцина действовать более решительно на ваш счет и разочаровываться в Леониде Кравчуке, как в хорошем партнере России?
 
Л.К.: Нет, у нас с Борис Николаевичем хорошие отношения и думаю как раз он и подойдёт по отношению к моему решению с пониманием. Просто понимаете всю историю от 1653 года когда Украина воссоединилась с Россией православная церковь была инструментом в руках царей через которые они влияли на украинское общество и сдерживали его в про царской ориентации. Поэтому создание своего патриархата дало бы Украине как бы сказать религиозную и метафизическую независимость от России.
 
Э.С.: Естественно, если вы избрали путь независимости во всех сферах, то можно только пожелать вам удачи и с интересом наблюдать, как проходят такие реформы в республике. Говоря же касательно католицизма на Украине. Он имеет у вас также довольно длинную историю и распространен преимущественно в западных областях страны. Многие столетия, после падения Речи Посполитой, имели место быть жестокие притеснения со стороны властей Российской Империи. Католиков заставляли переходить в православие, отбирали их имущество, забирали католические храмы и т.д. Потом же пришла вовсе советская власть, которая начала масштабные гонения на католицизм, как и на все религии, а в 1946 году вовсе присоединила католиков к православным. При этом деятельность недовольных запретили. И вот появилось новое украинское независимое правление. Как вы будете поступать с западными католиками? Поддержите ли их справедливые притязания на имущества отобранные в 1946 году? Будете помогать этим людям, после всех тягот, которые они перенесли? И вроде вы говорили, что сами с Запада Украины. Значит скорее всего хорошо знакомы с проблемой. Может даже вы сами являетесь католиком?
 
Л.К.: Нет сам я человек православный, однако  мы жили бок обок с униатами и католиками. Католиками были в основном польское население которое постепенно скажем прямо колонизировало западную Украину и западную Беларусь. Судьба Униатов достаточно тяжела однако чего у них не отнять так это то что в 19 веке именно униатские священники заняли передовые позиции для галичан, поэтому конечно же мы поможем им в восстановлении своей церкви на западе страны, так их советская власть полностью загнала в глубокое подполье, если православным еще дали худо бедно жить, то униатом досталось больше всего и их структура была уничтожена.
 
Э.С.: Но как вы решите их довольно жестокий имущественный спор? Отдадите все конфискованное имущество в 1946 году назад католикам или все же оставите уже за православными?
 
Л.К.: Я думаю религиозные общины сами договорятся между собой.
 
Э.С.: Предположим, что они не смогли и просят решить государство их спор. Что б вы предприняли?
 
Л.К.: Я бы поддержал униатов так как они тут пострадавшая сторона, но православные бы тоже получили компенсацию.
 
Э.С.: Что же смотря на время, я понимаю что наше с вами интервью медленно походит к концу, а потому нам необходимо также двигаться к последней теме, несмотря на то что еще есть огромное множество проблем и вопросов, которые хотелось бы с вами обсудить и узнать мнение спикера парламента. Последний же предмет обсуждения будет скорее всего очень неоднозначен и противоречив, как для жителей республики, так и для вас лично. Это права «ЛГБ» сообщества. Если вы не знаете, как расшифровывается эта аббревиатура, то я переведу ее. Л – лесбиянки, Г – геи, Б – бисексуалы. Сейчас в западном сообществе кардинально меняются взгляды на эту тему. Люди становятся более толерантными к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Меняется отношение общества и государства. Даже ВОЗ официально исключила гомосексуальность из перечня болезней и психических расстройств в 1990 году, а в Соединенном Королевстве уже сейчас идет активное обсуждение по такому же исключению. Тем временем в Украине, как в принципе и во всем Советском Союзе, действует статья 121. УК, которая указывает, что за практически однополую любовь можно попасть за решетку на пят лет. Причем еще не говоря о масштабных гонениях на людей нетрадиционной сексуальной ориентации до того. От этого происходят вопросы. Как вы лично относитесь к ЛГБ сообществу? Будет отменена ли статья 121. УК? Будете ли вы стараться уровнять этих людей и положить конец их дискриминации на Украине? 
 
Л.К.: Cтатью мы конечно же отменим, так как я сам считаю что репрессировать людей за их взгляды и не важно сексуальные или политические это очень низко и это не допустимо. Что касается моего личного мнения то я являюсь человеком толерантным однако у меня от вызывает отвращения личного я просто не могу понять этих людей, как по мне пускай вопросы постели там же и остаются.
 
Э.С.: Это значит выйди ЛГБ сообщество на Прайд гордости в Киеве, то вы были бы явно недовольны таким стечением событий? 
 
Л.К.: Не то что бы я был бы не доволен, просто я не понимаю зачем вот и все.
 
Э.С.: Это в основе своей связано со Стоунволлскими бунтами в Нью-Йорке 1969 года. Тогда впервые представители нетрадиционной сексуальной ориентации массово выступили против полицейского произвола в их отношении и страшных дискриминационных законов США, которые могли легко отправить гея или лесбиянку на кастрацию, лоботомию или дать 20 лет тюрьмы за однополый секс. После этого события ЛГБ сообщество стало каждый год выходить на Прайды, где они выступали за равные гражданские права, против дискриминационных законов, за более толерантное общество и свободу личности, а также публично показывали существование таких людей в социуме. Вы считаете такие шествия и демонстрации недопустимыми и непонятными?
 
Л.К.: Я думаю наше украинское общество не примет таких идей и будет резко против этих прайдов, а лишних конфликтов в стране нам не нужно.
 
Э.С.: Да, я понимаю, что Украина может быть более консервативна в этом плане, нежели чем США или Соединенное Королевство, но если вдруг ваше ЛГБ сообщество подаст документы в Киевскую мэрию на проведение Прайда, то вы воспрепятствуете проведению этого события по причине ненужности лишних конфликтов или дадите добро? И нужно ли менять восприятие вашей общественности к этой теме?
 
Л.К.: Я думаю мнение общественности с временем само поменяется, когда люди станут жить лучше и богаче и упадет социальное напряжение то тогда им просто станет всё равно на то кто какой ориентации. Поводу прайда я был бы против его проведения, но я бы не стал давить на мэра Киева чтобы он его не проводил любой ценой.
 
Э.С.: Насколько я знаю у вас есть внук, так? Предложим, что он в один прекрасный день подойдет к вам и скажет "Дедушка, я гей", то как вы отреагируете? Крайне отрицательно или все же толерантно? 
 
Л.К.: *слышны какие-то шуршащие звуки и плевок* Ну если бы сложилась бы такая ситуация то я бы отнёсся с пониманием и не стал бы его осуждать, ведь каждому свое...
 
Э.С.: Эм, что это был за жест, который вы показали и сплюнули на пол?
 
Л.К.: Ничего, давайте продолжать разговор.
 
Э.С.: А что касается равных прав и принятия антидискриминационных законов? Будет ли вводится такое на Украине или вы решите ограничится просто отменой стати 121. УК, а как в остальном будут жить люди нетрадиционной сексуальной ориентации вас не интересует.
 
Л.К.: Ну я думаю мы ограничемся отменой 121 статьи УК.
 
Э.С.: Значит вы считаете, что человек другой ориентации не равен обычному человеку?
 
Л.К.: Конечно он равен, мы не собираемся делить людей на "нормальных" и геев, просто все необходимо вводить поэтапно. Иначе резкие изменения только приведут к поляризации общества и его расколу.
 
Э.С.: И как по вашему, сколько ЛГБ сообществу понадобится ждать, пока вы или какая-то другая власть в республике не введет антидискриминационные законы?
 
Л.К.: Когда большая часть украинцев будет к этому готова, так как сейчас наша страна очень консервативна и она не примет таких быстрых и радикальных изменений в данной сфере.
 
Э.С.: Окей, мы уже практически закончили, так что я задам вам последний вопрос нашего интервью. Оказавшись перед Ее высочеством, Королевой Великобритании и Северной Ирландии, Елизаветой II, что бы вы ей сказали? 
 
Л.К.: Первым бы делом я бы поприветствовал ее и спросил бы ее о ее самочувствие.
 
Э.С.: Не очень оригинально, но достаточно вежливо. Однако наше с вами время уже окончательно подошло к концу. Спасибо еще раз, что согласились на это интервью и от своего имени готов вам сказать, что было довольно интересно вести разговор, узнавая вашу точку зрения на различные острые вопросы. Надеюсь эта наша с вам встреча еще не последняя и быть может мы еще сойдемся в новом интервью лет через 10, где вспомним былые времена. Остальным же я напоминаю, что с вами был я, Энтони Суонсон с BBC World Service и мой собеседник, спикер парламента Украины, Леонид Кравчук. Узнавайте новости первыми из наши рук и увидимся ровно через неделю. До свидания.





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных