Перейти к содержимому


Фотография

Новости за 1900 год


  • Закрытая тема Тема закрыта
В этой теме нет ответов

#1 Иосиф

Иосиф

    Старая гвардия НС

  • Администраторы
  • 553 сообщений

Отправлено 08 октября 2020 - 16:02

КОРОЛЕВСТВО РУМЫНИЯ

s604x0_badea_cartan.jpg

 

            Новый 1900 год был встречен в Бухаресте с громкой помпой и духовыми фанфарами. Люди радовались, дворяне распивали дорогое шампанское во дворце у короля, а чернь собиралась за семейными столами, накрытыми неплохой едой, которую они собрали за осень. Кончено некоторые, а может даже и не некоторые, встретили новое столетие более грустно и бедно, но писать о них непринято, когда в стольном граде проходят такие великолепные празднества, а переход в новую эпоху венчают красочные фейерверки, которые являются не частым событием в здешних краях. Тем не менее новое время и новый год принес Румынии не только красивые праздники и пьяненьких дворян, но и интригующие изменения. Когда люди начали приходить в себя после громадных гуляний и постепенно возвращаться в стабильный ритм жизни, король сей страны, славный Кароль I, неожиданно обратился ко всему румынскому люду с газет своего королевства с обращением от 14 января 1900 года. В нем величественная особа заявляла о начала масштабной модернизации государства и возвращения славных традиций некогда великой Римской Империи. Монарх объявил, что попытка построения западной демократической модели в стране, к сожалению, потерпела неудачу. Партийная система не работает, а правительства меняются слишком часто и кардинально, что бы добиться хоть какого-то прогресса в сферах внутренних и внешних дел. Однако его величество отметил, что новые реформы королевства не будут просто тупой копиркой успехов древнего Рима, а будут подстраиваться под современные реалии и тенденции, обеспечивая славное будущее для новоримской Румынии. Свое обращение Кароль закончил словами о начале великого столетия для страны. Столетия, которое станет Эпохой Просвещения, полностью поглотит государство и закрепиться в нем навсегда. Конечно, обычный люд отнесся к такой новости по-разному. К примеру, аристократия была крайне заинтересована в новых идеях и чаяньях, которые монарх мог бы предоставить для их великолепного государства и двора, а самое главное подъем античной культуры и богатств очень сильно пришелся бы по душе молодым дворянам. Тем же временем безземельные крестьяне или те, у кого был небольшой кусочек земли не особо стали обращать внимание на новые капризы с причудами короля. Пускай строит себе спокойно эту "Римскую Румынию", главное что бы ситуация на селе и с землей еще сильнее не усугубилась после новых реформ и было на что питаться и жить, говорила чернь. Политические партии аналогично восприняли эти вести различно. Если либералы были в принципе заинтересованы в новых веяньях монарха и к чему они могут привести их государство, то тогда же консерваторы были настроены более отрицательно, напоминая, что Румыния есть великий союз валахов и молдаван. Конечно, у них и есть общее с римлянами, но не стоит этот пережиток прошлого ставить во главу угла, надо развивать собственный язык, культуру и народность, что бы она добилась величайших высот, и мир узрел бы Великую Румынию. Тем не менее Кароля I было уже нельзя ничем остановить, он страстно загорелся своей идеей и под ее катком первым пал действующий премьер-министр от Консервативной партии Георге Григоре Кантакузино, которого оперативно отправили в отставку 20 января. Новым премьером был назначен на удивление не какой-то политический деятель или умелый управленец, а военный офицер. Александру Авереску, занимавший пост начальника 3-го оперативного отдела Большого генерального штаба, до этого в политике никак не участвовавшего. Говорят, что 41-летний подполковник был крайней степени удивлен и решил что это какая-то глупая шутка, когда ему пришло письмо от самого короля, с указом явиться во дворец по вопросу назначения его на один из важнейших постов в стране. Полубледный, но хорошо держащийся военный уверенно прошагал весь роскошный зал приемов и принял от самого Кароля I звание бригадного генерала. Это было невероятно и удивительно, начали веять настоящие ветры перемен. После свежий генерал и монарх удалились в кабинет последнего, где обсудили важные моменты премьерства первого и король сделал ему официальное предложение стать новым премьер-министром, на которое быстро получил согласие. Но, несмотря на все это, естественно не все были рады новой фигуре при дворе, так быстро возвысившейся, а консерваторы вообще затаили обиду на короля за такой поступок. Партия большинства не смогла получить пост главы кабинета министров. Туда поставили какого-то беднородного офицера из штаба, какое неуважение... Но не обращая внимание на презрительные взгляды и нелестные отзывы со сплетнями, Авереску стойко не переводил на них своего внимания и уже 24 января появился на очередной сессии парламента Румынии, где объявил о формировании нового правительства, куда преимущественно вошли либералы, милитаристы и лояльные королю дворяне, желавшие воплотить его идеи в жизнь. Практически ни одного консерватора в составе нового кабинета министров не было, что вызвало очередной шквал резкой критики в адрес нового премьер-министра и большое желание вставлять палки в колеса его работе. Правда на большее Консервативная партия идти в тот момент не хотела, так как этот генерал был под опекой самого монарха и к тому же выступал с широких патриотических позиций. Был ярым лоялистом короны и мечтал увидеть, как его родина превратиться в одну из величайших держав нового века. На том же заседании новоиспеченной глава кабинета министров озвучил свою программу реформ «Три шага вперед», которую он составил с одобрения самого Кароля I для развития Румынии. Первым шагом или реформой была военная, от которой требовалось разрешить назревшие вопросы в армии страны. Согласно плану действий началась реорганизация румынской пехоты – вводился современный двухлетний срок службы для новоприходящих срочников, вся плохо обученная пехота переменного состава наконец-то упразднялась, должны были быть созданы небольшие кадры для резервных частей. В остальном мобилизацию было решено упорядочить для большего удобства, а также подготовить офицеров резерва, что бы в случае чего высших командующих чинов было больше, чем сейчас и управление на первых порах соединениями не буксовало. Были приняты направления на укрепления полевой артиллерии с инженерными войсками, что есть необходимость и будущее для всей румынской армии. Затем Авереску перешел к следующему шагу, назвав его громкими словами "Борьба с неграмотностью".  По плану реформы в городах начинали открываться комитеты по ликвидации безграмотности у населения (ликбезы), при православных церквях. Эти комитеты должны будут подчиняться напрямую главному министру страны и были согласованы вместе с Румынской Православной Церковью, что бы никаких недоразумений в будущем не возникало. Главной целью амбициозный генерал ставил наконец-то даровать начальное образование недалеким рабочим, которые продавали свой труд на немногочисленных фабриках и мануфактурах. В данных комитетах давали самые базовые знания письма, чтения и счета, но для безграмотной Румынии это было уже что-то. Но Авереску не хотел на этом останавливаться и сказал, что после полного обучения простых работяг комитеты ликбеза никуда не уйдут, а будут вести свою деятельность на благо будущих поколений, давая бесплатное образование всем детям пролетариев от 7 до 12 лет. Предполагается, что детям комитетчики будут предоставлять обязательное одногодовое образование в этом учреждении. Это начинание было как раз кстати для государства, где безграмотность была чуть ли не хуже, чем в Российской Империи, но когда оно начало внедрятся на местах выявилась проблема, что многие рабочие просто не ходят туда из-за отсутствия времени. Практически весь день они горбатятся на производстве, а вечером устало идут домой или в бар, не желая, находится в свое свободное время еще где-либо кроме паба или квартиры с семьей. Однако такое наблюдалось не у всех и более ответственные, и энергичные люди посещали новосозданные комитеты, желая когда-то в будущем получить настоящее образование. После второго шага, премьер, в конце концов, добрался и до последней реформы, скорее всего имеющей самую большую ценность для Румынии из всей программы. Это была земельная реформа, которой так долго жаждало обычное крестьянство сего края. Ее наступление должно было ознаменоваться покупкой государством земель, которые не использовались более 5 лет, у крупных помещиков по единой рыночной цене. Дальше выкупленные земли могли передаться крестьянину по его желанию и с оформлением десятилетнего кредита под годовой процент равный двум с учетом инфляции. Переводя в более простой язык, обычный крестьянин был бы обязан выплачивать стране каждые три месяца определенную сумму денег, либо отдавать кредит выращенными продуктами на этой земле. Ели же появлялась просрочка в срок более полугода, то тогда начинался процесс изымания земли и ее перепродажа. В принципе и помещики, и чернь была достаточной довольна таким нововведением. Крупные землевладельцы получали неплохие деньги, хоть и теряли часть своей земли, а обычные фермеры наконец-то могли оставить годы батрачества позади и сделаться абсолютно вольными хлебопашцами. Естественно не во всех местах земельная реформа проходила гладко, но на уровне всей страны изъяны были незначительно и помогли решить наболевший вопрос крестьянства, чем сильно подняли авторитет главы кабинета министров в глазах черни. Программа реформ «Три шага вперед» была встречена в парламенте скорее хорошо, хоть и Авереску несколько раз освистывали консерваторы по некоторым пунктам, но против, опять же, протекции монарха никто пока не желал идти. С начала февраля главный министр и его правительство приступило к активному внедрению изменений в жизнь, пока Кароль I наблюдал за умелыми действиями своего лояльного человека из дворца в Бухаресте. Консерваторы из законодательного учреждения пока решили вовсе занять выжидательную позицию, смотря, что случится далее. Быть может генеральчик проколется и его можно будет кое-как отправить вон из столицы. Однако время вся шло и никаких форс-мажорных эксцессов не происходило. Примерно до августа 1900 года в парламенте более не было никаких грандиозны, заседаний сравнимых с январским, пока не наметилась следующая ступень реформации Румынии, а именно создание новейшей, и одновременно римской конституции для страны. Днем, 15 августа премьер-министр в очередной раз встал за трибуну и объявил о первом шаге по реформации основного законы Румынии. По первоначальной идее начиналось формирование Конституционной комиссии, в которую вошли бы 25% представителей от Консервативной партии, 25% представителей от Национал-либеральной партии, 25% были бы назначены напрямую главным министров и еще 25% были бы выдающимися румынскими учеными. По мнению самого генерала, такая расстановка сил в комиссии устроила бы всех, а заодно помогла бы оформить новый свод законов грамотно и детально во благо развивающегося государства. Правда, все пошло не так как задумывалось. Собрание депутатов отнеслось настороженно к смене конституции, а представители консервативного крыла вовсе подвергли Авереску и его глупую реформу широкой критике, по которой даже у их партии не было большинства в комиссии, как в  парламенте страны. Этот момент им и нужен был. В конечном счете, благодаря своему перевесу по депутатам план введения Конституционной комиссии с треском провалился. Было достаточной выступления консерваторов резко против, дабы напомнить, кто в парламенте является хозяином. Никакой-то там офицер из глубинки, а они, представители румынского народа. Естественно премьер сразу вступил в жарку полемику с несогласными кандидатами и с покрасневшим лицом старался достучаться до них, но все было тщетно. Партия несогласных поставила жесткое условие. Если этот выскочка желает принятия нового основного закона, то пускай проводит его полностью через парламент и договаривается с большинством. При этом лидеры отказников намекнули, что даже если Авереску попытается это сделать через собрание депутатов, то тогда они все равно будут голосовать против его инициативы. В конце концов, разъяренный премьер-министр покинул заседание, так и ничего не добившись. Реформа конституции была отодвинута на время, но насколько? Пока не вступится монарх или?

 

            Во всяком случае, не стоит забывать со всеми внутренними дрязгами и внешние дела румын, коих было небольшое количество за весь 1900 год, но они тоже достойны упоминания, ведь помогали в развитии страны. Начать стоит с мартовского приезда в Бухарест официальных дипломатов соседней Болгарии. Соседей встретили по скромному, не придавая особой помпы их визиту. Чисто рабочая встреча началась в одном из рабочих залов дворца, за закрытыми дверями. Вследствие этого досконально неизвестно о чем говорили с иностранцами власти, но кажется, переговоры были довольно гладкими и плодовитыми. На них присутствовал сам Кароль I, а вот премьер-министр Авереску предпочел не отвлекаться на дела внешние и оставался с головой поглощенным в реформы. В любом случае буквально на следующий день дипломатическая встреча закончилась. Обе стороны с улыбками на лицах вышли к немногочисленной румынской прессе, пожимая друг другу руки. Дипломаты сообщили, что был подписан ряд взаимовыгодных договоренностей, как экономических, так и социально-политических. Скорее всего, самым главным пунктом новых соглашений был полный отказ от территориальных претензий Румынии по Добрудже, что собственно эквивалентно сделала и Болгария по отношения к своему соседу, но уже эта часть текста не слишком запомнилась людям, как первая. Юридически страны подтвердили нынешнюю границу, что сильно разгневало часть румынских консерваторов и городскую интеллигенцию, но прошло относительно мимо обычных работяг с фабрик и бедных батраков. Национал-либеральная партия же предпочла сохранить молчание и не слишком вдаваться в эти прения. В остальном стороны обязались оказывать помощь переселенцам из бывшей спорной территории, если вдруг кто-то захочет переехать в Румынию или Болгарию, но таковых мигрантов скорее не было вообще. Далее в договоре шли пункты о ненападении на срок в 10 лет и обязательства не вступления, в какие либо союзы, фракции, договоры, которые были бы направлены против друг друга. Как долга сии пункты будут оставаться незыблемыми, покажет время. Быть может уже через год они станут историей, и пороховая бочка таки рванет? После вышеописанных пунктов шли экономические договоренности, кои касались в основе своей только железнодорожных путей этих двух Балканских государств. Так  по совместному согласию была основана ж/д компания, почему-то с французским названием "Chemins de fer des Balkans de l'Est", что можно было бы перевести как "Восточно-Балканские железные дороги". При этом собственность нового предприятия с его обязанностями Болгария с Румынией поделили по 50% на каждого. Довольно по-братски. Самим болгарам и румынам же разрешили льготно передвигаться по путям офранцуженной балканской компании, правда для этих разговоров пока нет построенной инфраструктуры, но на этот счет не стоит беспокоиться, ведь с подачи договорившихся властей уже в этом году началось проектирование новой железнодорожной линии, которая должна будут соединить румынские Плоешти с болгарским Мариино через Бухарест. София, к сожалению, пока остается в пролете. Крупная укладка шпал начнется не раньше весны 1901 года, а сейчас нанятые инженеры активно занимаются планированием, и производится поиск необходимой рабочей силы. Между тем отчасти планировщикам облегчает работу уже существующие пути, которые надо лишь немного модернизировать и подремонтировать, пустив в нужном направлении, а таких участков немного. Это были все важные пункты болгаро-румынских соглашений, которые озвучили официальные лица. В тот же день, когда их и объявили болгары уже вечером садились в поезд до своей столицы, махая руками провожающих их румынских представителей. И на этом вроде все стихло на поле внешней политики, но следующие переговоры не заставили себя долго ждать. В середине мая, когда весна практически взяла свое в Бухарест с грохотом врывается русская делегация дипломатов прямиком из Санкт-Петербурга. Для этих прибывших иностранцев уже была организованна грандиозная встреча на вокзале с последующими экскурсиями по столице и званому ужину в самом королевском дворце, где переговорщики могли отдохнуть, и познакомится с местными дворянами. На следующий же день начались основные переговоры по новым соглашениям. Аналогично болгарским эти также не затянулись и вскоре во всеуслышание объявили их результаты, кои не сильно обрадовали, куда большее количество народа. В основе своей это было связано с новыми территориальными отказами Кароля I. Отныне Румыния более не имела претензий к Российской Империи по поводу Бессарабии, где в основном проживали молдаване, которые, кстати, сами не были прямо рады таким обстоятельствам, когда новости дошли и до Кишинева. К слову русские отказались также от своих претензий на остальную часть Молдавии, но румынских консерваторов, интеллигенции и  дворян это уже не особо заботило. У многих в голове возник диссонанс, когда сам король говорить о построении новоримской Румынии, а буквально завтра отказывается от притязаний на земли принадлежащие стране по древнему праву. С этого момента начались и более опасные процессы, когда члены Консервативной партии начали все более сомневаться в правильности пути избранного монархом, после всех случившихся событий. В умах образованного люда начинало возникать разочарование действующей политикой. Такие же процессы выражались и у интеллигентов с дворянами. Появлялись первые стихи и рассказы, высмеивающие короля с премьером, а за семейными столами в особняках и дорогих квартирах все чаще вставал вопроса, а это ли нужно нашей Румынии? Однако на этом все соглашение не закончилось. Вместе отказом от Бессарабии государство подписало с Россией договор о ненападении аналогичный болгарскому и обязательства не участия в других альянсах направленных против одной из сторон. Обе монархии брали на себя еще обязательства помощи переселенцам из Бессарабии и Молдавии, если кто-то решиться на миграцию в Румынию или соседнюю Империю. После следовали уже более типичные экономические соглашения, отчасти связанные с развитием железнодорожной и нефтяной отраслей, акции которых договаривающиеся страны решили поделить пополам. Были учреждены две большие компании Русско-Румынская Нефтяная Компанія и Русско-Румынская Желѣзнодорожная Компанія. Первая занималась разработкой, как можно было бы догадаться, нефтяных месторождений в модернизирующееся стране и продажей черного золота Империи по льготным ценам в объеме 15% от всего добытого ресурса. Вторая же занималась строительством ж/д путей от Кишинёва до Бухареста, с обновлением всех линий, которые бы вошли в новую дорогу. Дальше следовали включенные в договор различные льготы для румынской короны и ее подданных. Говоря в общем, конечно же, стороны были довольны и распрощались также с доверительным рукопожатием на вокзале. Имели место быть разговоры о вечной дружбе двух соседей-стран, а вот образованная часть Румынии, как и обозначалось ранее, была не слишком в восторге от таковой новоримской иностранной политики. Последними, в то же время, стали переговоры с неожиданно французами. Уточенные гости с далекого от страны запада довольно внезапно прибыли в сумерках на Бухарестский вокзал, в последних числах сентября. Это событие было настолько нежадным, что толком высоких гостей никто и не встретил. Они были вынуждены сами добираться до своей гостиницы под холодным осенним дождем, а потом долго мариноваться на рецепции. Тем не менее, как премьер Авереску прознал, кто прибыл в стольный град, то сразу отдал указания поселить их самых лучших апартаментах центра города, а также принести глубочайшие извинения. К счастью вину более-менее удалось сгладить, но французы отказались от каких-либо дворянских вечерен или празднеств, сказав, что хотят сразу приступить к переговорам с королем. Так оно и случилось. Буквально 30 сентября стороны встретились в одном из великолепных дворцовых залов и приступили к обсуждению будущих соглашений. Правда за закрытыми дверями... опять... Стоит добавить, что в этот раз во дворце присутствовал и глава кабинета министров, который решил заняться внешними делами, пока его внутренняя деятельность блокируется в парламенте. И все как по схеме. Недолгие тайные полемики, объявление итогов, улыбки со всех сторон, вокзал и далее Париж. О чем же договорились французы и румыны? Досконально нам известно об экономических пунктах договоренностей. Так Франция почему-то решила вливать свои инвестиции в довольно... не развитый регион. Было обговорено выделение 50 миллионов франков в сырьедобывающую сферу через открытые акционерные общества и различные коммерческие договора. После французы получили от Кароля I право на исследование в сфере нефтедобычи и нефтеобработки связанными с румынским опытом. При это все результаты научных изысканий будут предоставляться секретно Румынии и более никому в течении следующих 10 лет. И в конце также предки западных франков получили еще право на проведение археологических раскопок и изучений Римско-дакийского периода на территории королевства с оговоркой, что все найденные старинные артефакты останутся у румын, как и составленные отчеты с фотографиями. Что именно интересует французов в многолетнем слое румынской земли непонятно, а может это лишь прикрытие для чего-то большего?






Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных